Искусство в кино в апреле
Искусство в кино в апреле

5-28 апреля

Салют / Вымпел
С 5 по 28 апреля приглашаем вас погрузиться в мир искусства!

В кинотеатрах Москино совместно с Арт-объединением CoolConnections пройдет цикл показов арт-лекториев, балетных и театральных постановок. На большом экране вы сможете увидеть ошеломительные шоу со всех уголков света.

«Сон в летнюю ночь», «Таис», «Граф Онри» - это и многое другое ожидает вас в наших кинотеатрах.

Дополнят истории, рассказанные в фильмах и спектаклях, живые лекции от лучших экспертов и искусствоведов города.  

Картины «Русские сезоны. Пабло Пикассо» и «Босх:Сад сновидений» представит искусствовед, автор образовательных и лекционных программ для детей в Третьяковской галерее, Национальной портретной галерее в Лондоне, центре «Эрмитаж-Казань» Мария Разгулина.

Все сеансы пройдут на языке оригинала с субтитрами.
программа
27 АПР 19:30
Салют
Босх: Сад сновидений

Реж. Хосе Луис Лопес-Линарес

/ 86 мин. / / 18+

Выставка в Музее Прадо и фантастический мир «Сада земных наслаждений» Иеронима Босха. К 500-летию с года смерти Иеронима Босха всемирно известный Музей Прадо в Мадриде заказал режиссеру Хосе Луису Лопес-Линаресу фильм о бесспорном шедевре из музейного собрания — триптихе «Сад земных наслаждений». Бесчисленные тайны, спрятанные в этом произведении, в фильме разгадывают искусствоведы и писатели, музыканты и философы. В фантазийном мире, созданном художником, «Сад земных наслаждений» занимает особое место: это образ целого мироздания, ведь на разных створках изображены и создание Богом мира и человека, и земные удовольствия, и пугающие картины адских мук. Съемки проходили на юбилейной выставке Иеронима Босха в Прадо и в музейном «закулисье»: в фильме вы увидите уникальные кадры реставрации «Сада земных наслаждений» и даже то, как осуществлялось рентгенографическое исследование триптиха. Кураторы и реставраторы рассказывают о контексте эпохи и об уникальности фигуры Босха в истории искусства. Спикеры, среди которых писатели Орхан Памук и Салман Рушди, оперная дива Рене Флеминг и композитор Людовико Эйнауди, проводят неожиданные параллели с другими произведениями и даже видами искусства и рассказывают о том, какое влияние Босх и причудливые, фантастические и подчас страшные образы «Сада земных наслаждений» оказали на их творчество.

28 АПР 17:00
Вымпел
Театр ан дер Вин: Таис

Реж. Петер Конвичный, Лео Хуссейн

2024 / 111 мин. / / 18+

Ослепительное зрелище о единстве и борьбе противоположностей — любви земной и духовной Режиссер-ветеран Петер Конвичный и его художник Иоханнес Лайакер поначалу наводняют сцену крылатыми людьми. Скромные черные, воронова крыла — на монахах; белые, поменьше, голубиные — на светских тусовщиках; красные — на маленьком Амуре; огромные, из страусиных перьев — на Таис. Но Конвичный любит быть учительствующим, назидательным: после безуспешной попытки праведного Атанаэля образумить похотливую куртизанку светские тусовщики, теперь уже без крыльев, на музыку знаменитого «Размышления» высыпают на сцену и снимают надоевшие крылья с только что совокупившихся монаха и блудницы, переводя тем самым действие в более символический план. Третий акт созерцательно движется на фоне пустого пространства, и поющая с изощренной виртуозностью Николь Шевалье превращается, не меняя обличья, у нас на глазах в раскаявшуюся святую. Петер Конвичный всегда любил вправлять мозги публике. В «Гибели богов» в Штутгарте он в финальном монологе Брунгильды держал сцену пустой и являл на экране текст написанных Вагнером длинных ремарок. В Большом театре в «Летучем голландце» он устраивал финальный взрыв от руки Сенты, и завершающая музыка шла уже не из оркестра, а из «радио». В спектакле Театра ан дер Вин Николь Шевалье, прославившаяся как Виолетта в «Травиате» Бенедикта фон Петера, жившая на протяжении всего спектакля в строгом и страшном одиночестве на сцене, демонстрирует свое актерское мастерство тем, что превращается из весьма разбитной и вульгарной торговки телом в стыдливую и стеснительную барышню, не снимая блескучего вечериночного платья, прячась под заурядным плащиком. Остальные больше функции, чем люди. Йозеф Вагнер в роли Атанаэля несколько монотонен в своем стремлении обуздать чувственность героини, но веришь ему больше всего, когда он, действуя по контрасту, насилует ее, закрывая лицо рукой, дабы не оскоромиться внутренне. В вальяжном Роберто Сакка в роли молодого философа Никия с трудом узнаешь былого премьера, певшего в том же театре Орфея в опере Гайдна «Душа философа» под руководством великого Николауса Арнонкура и с участием Чечилии Бартоли. Сцена вакханалии в Александрии поставлена с большим размахом, а взаимопостижение заскорузлого монаха и остепенившейся блудницы в третьем акте доведено до крайних степеней. Дирижер Лео Хуссейн придает музыке Массне симпатичные современные очертания.